• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Стивен Кинг о Трампе, работе писателя и о том, почему селфи — это зло

28 Ноября 2016 | Автор текста: Энди Грин
Стивен Кинг о Трампе, работе писателя и о том, почему селфи — это зло

Стивен Кинг


© Mark Summers

Этим летом Стивен Кинг выпустил книгу под названием «Пост сдал» — завершающую главу в трилогии под наименованием «Мистер Мерседес», которая рассказывает о безумном убийце и офицере полиции в отставке, готового на все, чтобы изловить злодея. Писатель поговорил с RS о своих взглядах на Хиллари Клинтон и Дональда Трампа, а также о любимой книге Доктора Сьюсса. 

Давайте поговорим об успехе. Какая у него лучшая часть и какая худшая?

Лучшее во всем этом деле — это то, что мне платят за ту работу, которую я, возможно, делал бы и бесплатно. Я своим делом реально наслаждаюсь. Мне нравится придумывать разнообразное дерьмо. Худшая часть... Ну, тут я могу показаться странным в своем выборе. На следующей неделе я отправлюсь на бейсбол — посмотреть, как играют «Ред Сокс». И мне придется столкнуться со всеми этими любителями автографов, которые будут поджидать меня у дверей гостиницы. Мне даже сэндвич без их участия спокойно не купить. Я не могу в кино сходить, потому что все время приходится от этих людей отмахиваться. Это заставляет тебя чувствовать, как будто ты все время на сцене находишься. А ты при это совсем не хочешь там быть. 

Селфи, наверное, тоже сильно раздражают.

Да, селфи — это мрак. Теперь у каждого сотовый. Но вот эти люди с автографами, кажется, еще хуже: просят, например, подписать постер «Воспламеняющей взглядом» для больной бабушки, которая должна умереть в течение двух лет. А ты при этом отлично знаешь, что они будут потом торговать ими на eBay. Конечно, мне приятно чувствовать свои способности в плане развлечения людей, круто, что мои книги многие читают. Но для меня идеальным раскладом было бы то, если бы никто вообще не знал, кто я такой. Мне бы так было по душе. (Делает паузу.) Знаешь, многие вот это сейчас прочитают и закатят глаза. «Мне бы твои проблемы». Я их понимаю. Но после того, как ты постоянно проходишь через автографы 25-30 лет, это уже как старые раны. 

Что бы произошло, если бы вы не стали писателем?

Я бы отлично справлялся с должностью учителя английского в старших классах. Возможно, и в колледже даже. Кроме того, я, вероятнее всего, скончался бы от алкоголизма в районе пятидесяти. И я очень не уверен, что мой брак продержался бы до нынешних дней. Вообще я думаю, что людям, которым сложно применить свой истинный талант, в жизни приходится очень нелегко. 

Как звучит лучший совет, который вы получали?

Что-то похожее Сэйтчел Пейдж когда-то говорил: «Никогда не оглядывайся. Вдруг тебя уже нагоняют». Всегда есть люди, которым нравится то, что ты делаешь, а есть те, которым ты не по душе. Но если они пыхтят где-то позади, а ты думаешь над новым поворотом, это значит, что жизнь в твоих руках.

Кто ваши герои?

Один из них Дэвид Ортиз из «Бостон Ред Сокс». В своем деле он просто велик. Кормак Маккарти — фантастический писатель, умеет развлечь, как никто другой. Если говорить о кинорежиссерах, то это Мартин Скорсезе. В моей новой книге «Пост сдал» один из персонажей говорит, что большинство режиссеров, переводя на писательский язык, пишут рассказы, а Скорсезе — это автор романного формата. 

У вас была любимая детская книга? 

Когда мне было шесть, любимой была «500 шляп Бартоломью Каббинса» Доктора Сьюсса. Идея была очень простая: чувак пытался снять шляпу перед королем, а под ней тут же вырастала другая. Разумеется, его арестовали и решили отрубить ему голову. Настоящая хоррор-стори.

И что это о вас говорит?

То, что я был странным зашуганным ребенком, конечно!

Какой ваш самый любимый город в мире?

Нью-Йорк. Это потому что тут невозможно потеряться. Я — парень из деревни, так что для меня это идеальная схема. Но на самом деле тут в каждом квартале есть на что посмотреть — магазины, маленькие рестораны. Тут обязательно на улице попадется какая-нибудь бабушка с крошечной собачонкой, кругом всякие эксцентрики. Архитектура просто фантастическая. С кино нет проблем — любой фильм, который ты захочешь, ты можешь посмотреть здесь. Есть вот хоррор «Зеленая комната» про панк-группу — я хотел бы его посмотреть. Но у меня он не идет, а в Нью-Йорке — пожалуйста. Там я могу посмотреть картину в любое удобное для меня время. 

А не было идей в городе квартиру купить, чтобы побольше проводить времени, в том же Нью-Йорке?

Был период, когда мы с женой подумывали об этом. Но для меня там обстановка слишком культурная. Не хотелось бы жить в месте, где кругом одни писатели. В Нью-Йорке, куда бы ты не сунулся, везде какой-то писатель попадается. И некоторые из них — вполне себе знаменитые. Я помню, как однажды пошел на вечеринку писательской гильдии. К тому времени на моем счету было, по-моему, книжки три. Там все бухали, а Ирвин Шоу сидел в уголке. Он, кажется, только что понюхал и весь светился. Лицо было красное-красное. Он осмотрел меня сверху донизу: «О, мистер хит сезона!» Я смотался оттуда почти сразу. В общем, никогда жить в Нью-Йорке не хотелось, но бывать здесь я очень люблю. Это как в песне Джона Мелленкампа: «Я недостаточно нищеброд, чтобы рассуждать, что делают в большом городе». 

Стивен Кинг: «Придумывать истории больно — иногда раскалывается голова»

Какой совет относительно индустрии можно дать тем, кто только начинает?

Прежде всего, необязательно принимать советы твоего редактора близко к сердцу. Иногда все должно быть ровно так, как ты видишь. 

Как вы расслабляетесь?

Я читаю, смотрю телевизор. Также играю на гитаре. Сейчас вот стараюсь новую песню разучить. Я не могу петь или играть на серьезном уровне, но процесс меня определенно расслабляет.

Вы с вашей женой Табитой вместе уже 45 лет. Чему вы за это время научились?

Тому, что иногда лучшее, что можно сделать, — это заткнуться и позволить другому человеку делать то, что он хочет. Для того чтобы брак существовал, нужно идти на компромиссы, и вам должно быть интересно разговаривать друг с другом. И еще один важный момент — тот другой человек должен вам очень нравиться. Это сильно помогает. 

Как вам удается не отвлекаться, когда вы пишете?

Это чистая привычка. Я пишу примерно с половины восьмого до полудня. Можно сказать, что в это время я пребываю в трансе. Главное — это помнить, что то, чем ты занимаешься, — не самая серьезная штука в жизни. Самая серьезная — это быть рядом с семьей в трудную минуту. Также не нужно вести параллельное общение в интернете, когда работаешь. Это значит, что никакого твиттера. Не нужно лезть на Huffington Post, чтобы выяснить, как там поживает Ким Кардашьян. У меня на это, конечно, есть время — перед тем как я отправляюсь в кровать. И я в эти минуты сижу, словно загипнотизированный, разглядывая фотографии смешных собачек и всего такого.

Что выдает в вас типичного жителя штата Мэн?

Ну я просто типичная деревенщина. У меня полноприводной грузовичок. Зимой он просто необходим, поскольку дороги превращаются в полное дерьмо. 

Какой урок вы вынесли из той страшной аварии, в которую попали?

Это то, что ты можешь жить с постоянной болью и быть при этом продуктивным. И боль становится не более, чем бытовым шумом, как и другие проблемы организма. 

Чтобы вы хотели услышать о себе после смерти?

Было бы круто, если бы люди говорили: «Он круто работал. Оставил богатое наследие из книг и делал правильные вещи». Ничего кроме этого я не ожидаю. Думаю, что похвалы после смерти — это в основном для музыкантов, а не для писателей. 

Кстати, какая музыка вам нравится?

Первое, что приходит в голову, — это песня шотландской группы Del Amitri «Always The Last To Know». Такая она чертовски грустная. Если говорить о конкретных артистах, то это Джерри Ли Льюис, Эдди Кокрен и другие парни, которые были настоящими крутыми рокерами в 50-х.

Вы разочарованы в стране из-за того, что Трамп оказался настолько популярен?

Я очень разочарован в стране. Я вообще-то думал, что он последний представитель американского мужчины, который хочет ставить на место женщин и людей с другим цветом кожи. Трамп популярен, потому что очень многим людям нравится мир, в котором не оспаривается тот факт, что белый американец находится на вершине. Никто к нему серьезно не относился, все полагали, что он — шут гороховый. Теперь уже не смешно — даже политическим юмористам вроде Джона Стюарта, которые на него молились — не было же более подходящего материала для шуток. 

И напоследок. В вашем последнем романе «Пост сдал» я обратил внимание, что герой оказывается в больничной палате 217. Это же не совпадение, что порядковый номер тот же самый, что и в вашей книге «Сияние»?

Нет, это не совпадение, комната 217 ведет прямо в отель «Оверлук».

Стивен Кинг

Книга «Пост сдал» уже в продаже.     

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно