• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Высокий стиль: В тренажерном зале с чемпионкой WNBA Евгенией Беляковой

16 Июня 2017 | Автор текста: Александр Кондуков
Высокий стиль: В тренажерном зале с чемпионкой WNBA Евгенией Беляковой

Евгения Белякова


© Юлия Чернова

На Саввинской набережной звучат глухие удары — это крупные мужчины в обтягивающих майках тягают гири в зале для кроссфита. Здесь мы встречаемся с Женей Беляковой — форвардом «Лос-Анджелес Спаркс», супергероиней русского баскетбола, которая при этом совершенно не похожа на монументальную Родину-мать, стоящую на страже интересов отечества. Чемпионка WNBA усаживается на скамейку с отличным видом на бородатого качка, а меня приглашает сесть плечом к плечу. Через минуту мы уже друзья, и в причудливом ритме спортивного зала ведем разговор о завоеваниях примы русского баскетбола. Белякова выросла в Питере и вспоминает, что ее, благодаря высокому росту, заметили еще в школе — когда она встала поздороваться с тренером из спортивной школы («Ой, какая высокая девочка, приходи к нам на баскетбол», — последовала незамедлительная реакция). «Еще повезло, что спортивная школа находилась в конце старинного кладбища, на котором похоронена няня Пушкина Арина Родионовна, — весело рассказывает Белякова, — Кладбище со временем превратилось в такое кладбище-парк, и там с моей сестрой гуляла мама. Она меня и привела в спортшколу по этому маршруту — сыграла ключевую роль в моем становлении как спортсменки».

Белякова говорит, что ничего не знала о профессиональном баскетболе, пока не попала в руки знаменитого тренера Киры Тржескал (среди ее воспитанниц Наталья Засульская, Илона Корстин, Мария Степанова и Светлана Абросимова). «Помню, первым кумиром был монстр из «Космического джема», который взял силу Чарльза Баркли, — говорит она. — Такой стильный и мощный. В основном знакомство с большим баскетболом проходило через журналы и наклейки. Когда маму попросила купить себе наклейки, она такая: «О, ничего себе, нам теперь нравится баскетбол». Белякова рассказывает, что творческий метод Тржескал сводился к тому, что ее подопечные ориентировались на опыт предыдущих воспитанниц. «Мы ездили в лагерь и пели: «Будем как Засульская Наташа, в настоящий баскетбол играть», — смеется Белякова. — Каждый раз, когда мы с Засульской видимся, так и хочется ей пропеть: «Тебе судьбу мою вершить». В общем, у нас были кумиры не заокеанские — а свои, школьные. У Киры Александровны есть муж Владимир Иосифович — он был нашим классным руководителем. У него была такая легендарная коморка — три метра на три — вся завешанная снимками. Все старые игроки, кто прошел их школу и добился чего-то в спорте. Угадать всех было почетно».

Со смехом Женя вспоминает, что, несмотря на культ той же Светланы Абросимовой, она никогда не видела, как та играет, пока не оказалась с ней в одной сборной. «Это был такой странный кумир, которого никто не видел, — говорит она. — Нам в пример ставились их бойцовские качества, их желание трудиться. То есть моральные качества были выше, чем физические и технические». В положении перспективного игрока Белякова едва не закончила с баскетболом. Тренер посоветовала ей заканчивать, но она в это время хорошо училась и параллельно играла в баскетбол за студенческую команду.

Тогда закончился бюджет у питерской профессиональной команды «Балтийская звезда». Туда начали набирать дублеров и перспективных игроков. «Тренер этой команды увидел меня в метро и говорит: «Женя, приходит потренироваться, форму поддержать, — говорит Белякова. — Зал опять же был недалеко от моего дома, и вместо того, чтобы ездить на лекции через весь город, я стала ходить на тренировки. Понятно, что так было веселее. Контракт я не подписывала, потому что хотелось свою судьбу контролировать. Мне на новый год сто долларов подарили, на восьмое марта сто долларов — и я была абсолютно счастлива. Когда уже начались жесткие тренировки перед подготовкой к сезону, я попросила папу забрать меня. «Все, не хочешь больше играть?», — говорят мне. «Не, закончила», — отвечаю». Впрочем, такое же порывистое решение вернуло Белякову обратно в большой спорт, где теперь она является опытным игроком — по ее признанию, не самым техничным, но полностью отдающимся командным интересам. Глядя на легкость, с которой Женя жонглирует фактами своей биографии и рассуждает о будущем, нет никаких сомнений, что задора у нее хватит еще лет на десять профессиональной карьеры, где много зависит не только от травм, но и от степени моральной усталости.

Белякова признается, что переезд в США внес в ее жизнь изменения: она стала больше слушать русские песни, а вот английский наоборот стал хуже, чем до отъезда (в екатеринбургском УГМК играло много американок). «Когда переехала в Америку, мне не хватало глубокого общения с семьей, поэтому я только и делала, что смотрела русские передачи, слушала русскую музыку. На тренировках после этого приходилось долго переключаться, — говорит она. — Так что в Штатах не только салатики с майонезом отошли на второй план». «Перед каждой игрой в Америке я люблю танцевать, — говорит Женя о том, как впитывается американский менталитет. — У нас перед игрой все время музыка орет, все танцуют, и у каждой свой танец. И вот потом вылетаем на площадку с таким зарядом. Американки, которые в Россию приезжают играть, говорят: «Слава Богу, что в России так не принято». А мне наоборот кажется, что круто, когда уже выходишь взвинченный — по-другому можно играть и не надо разминаться». Глядя на пыхтящих со своими дисками активистов кроссфита, у которых лица с каждой минутой наливаются кровью, кажется, что в мире женского спорта, где все решает не только сила, но и правильно и вовремя брошенный взгляд, ситуация гораздо более прогрессивная.


Евгения Белякова

Женский Евробаскет-2017 стартует 16 июня матчем со сборной Латвии; 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно