• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Zola Jesus: Даниловский рынок

20 Марта 2012 | Автор текста: Томмазо Тома
Zola Jesus: Даниловский рынок
Zola Jesus

© Вики Тромбетта

Ника Роза Данилова, выступающая под именем Zola Jesus, выросла в лесах Висконсина и, точно современная богиня Артемида, скучает по их уединению. Перед выходом новой пластинки RS встретился с ней в Милане, чтобы поговорить об исступлении итальянского искусства и шагах навстречу поп-музыке.

Встреча с Золой происходит в районе Навилья в Милане, в одном из многофункциональных помещений со множеством убогих кафешек. Она спокойно сидит на диване в ожидании съемки и интервью, а мне ужасно любопытно познакомиться с ней и узнать о происхождении ее второго альбома «Stridulum II». На заднем плане играет Portishead. Ника Роза Данилова (это ее настоящее имя) загримирована: готический макияж подчеркивает ее восточноевропейские корни, и внешне она больше всего напоминает девушку-эмо, хотя ее грация и уверенность движений миниатюрного тела заставляют предполагать в ней сильную личность. Судя по всему, характер Ники закалился еще в детстве, когда она жила со своим отцом-охотником в лесах Висконсина в полнейшей изоляции. Читая ее удивительную биографию, я не могу отделаться от мифологической параллели: Ника предстает передо мной в образе изящной богини охоты, преследующей лосей, лисиц и медведей. Но своим рассказом она возвращает меня в реальность: «Я провела все детство дома, наша жизнь была довольно уединенной, но вполне обычной, и во мне всегда была решимость заниматься музыкой. К счастью, мне было предоставлено много времени, и у меня еще в раннем возрасте была полная свобода заниматься тем, что мне нравилось. Должна признать, что мне и сейчас нравится уединение. Когда я не в туре, то не нахожу убедительных причин, чтобы выйти из дома или отправиться в гости. В «Conatus» есть песня, говорящая обо всем этом, «Hikikomori» («Хихикомори» – японский термин, обозначающий молодого человека, стремящегося к затворничеству; сокращенно таких людей называют «хикки» – прим. RS).

Еще одна колоритная деталь биографии певицы — она обожает классическое пение. Следуя строжайшей дисциплине классической школы, Ника овладела необходимыми правилами художественного творчества, которые позволили ей самой создавать музыку. Отсюда до рождения Золы Джизус оставался всего один шаг. Она рассказывает: «Я училась оперному пению десять лет, потом, когда мне было семнадцать-восемнадцать, я поняла, что не хочу больше двигаться в этом направлении. Мне было тяжело работать с материалом, так прочно связанным с прошлым, над произведениями, которые очевидным образом никогда не станут твоими, потому что они слишком отягощены весом истории. Меня это сковывало. Я хотела творить, хотела полного контроля над художественным продуктом. Именно так произошел переход от изучения к творчеству, и я решила стать Золой Джизус».

Постоянное заигрывание с неясностью, неведением присутствует во всех дисках Даниловой: «Опасность и неясность вызывают у меня острое желание жить, — объясняет она. — Почувствовать себя слабой? Никогда. Если бы мир был постоянно полон неизвестности, это не означало бы мою полную уязвимость. Наоборот, для меня встреча с неизвестным — желанная цель». На втором альбоме Золы «Stridulum II» стало меньше шумовых эффектов, наполнявших ее ранние записи. Такие композиции, как «I Can’t Stand», были непривычно эпическими и лирическими одновременно, но несмотря на это, атмосфера песен погружает в густой масляный водоворот.

В своем новом альбоме Зола предлагает более отточенную электронику, где вторжение шумовых диссонансов и индустриального грохота служит основному течению мелодии. По сути, это был решительный шаг навстречу поп-музыке: «Я не могу отрицать присутствия в «Conatus» новых элементов: перемены слишком очевидны, — признает Ника. — Отойти от шумовых эффектов значило для меня дать моим композициям возможность развития, потому что я поняла, что использовала шум не только для того, чтобы создавать музыку, но и для того, чтобы скрыть свои недостатки как музыканта и автора текстов, – не говоря уже о том, что я прятала в шуме нетвердость своего голоса. Сейчас я чувствую себя гораздо более уязвимой и чувствую необходимость выражаться точнее и яснее. Долгое время я боялась пересечь границу, за которой начинается поп-музыка». Эти слова кажутся искренними. Передо мной девушка сдержанная, но теперь я убежден, что в ней есть некоторая правдивая чистота. Сближение с поп-музыкой — риск для музыканта, вышедшего из андеграунда. «Мне всегда нравились крайности, — рассказывает Ника. — Помимо Маурицио Бьянки еще один мой кумир — Атракс Морг. Я действительно выросла в музыкальном окружении, близком к нойзу; людей, которые приходили на мои первые концерты, можно было найти на какой-нибудь индустриальной вечеринке. Но идея представить более широкой публике то, что вкладывают в свое творчество нойз-музыканты, очень привлекательна — я хотела бы видеть более разнородную аудиторию на своих будущих шоу». Певица продолжает: «Для этого диска я составила длинный список того, что мне нужно улучшить. Но все равно, в «Conatus» – та же я».

Я замечаю, что в словах Ники снова и снова всплывают отсылки к итальянской культуре. Об интересе к ней Золы говорило уже название ее предыдущего альбома — «Stridulum» (оно вдохновлено одноименным малобюджетным фильмом Джулио Парадизи). Один из ее юзерпиков с мрачным мужским лицом — тот самый миланец Маурицио Бьянки, мастер электронного нойза, о котором почти ничего или очень мало написано в Интернете. «Если говорить об итальянской культуре, то не ждите, что я тут разражусь хвалебной речью произведениям эпохи Возрождения. Ни за что! — восклицает Ника, надеясь, что я не сочту ее классической «американкой в развлекательной поездке по Италии». — Я обожаю итальянское кино — Дарио Ардженто, Серджо Мартино, я выросла на фильмах Пазолини и я знаю, что они вызывают неоднозначную реакцию... Меня привлекают ярость и исступление итальянского искусства конца шестидесятых и семидесятых. Есть некая привлекательность в том, чтобы противостоять идее жестокости и насилия, я до сих пор размышляю над этим. Я думаю, что искусство достигало своих высот, когда все общество было в кризисе. Мне кажется, что развитие начинается в момент всеобщего распада. Разрушения потрясают людей, и я чувствую, что живу в эпоху перемен». Настает время фотосессии, и Ника легким шагом направляется ко входу на съемочную площадку – узкому и темному отверстию. Но перед тем как исчезнуть в темноте, она оборачивается и благодарит меня. Ей еще только предстоит осуществить свое призвание, но ее цели ясны. Несмотря на то, что все, кроме комнаты, поглощено темнотой.

Zola Jesus
Альбом «In Your Nature» уже в продаже
.

Стиль Симона Мелегари

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно