• Rolling Stone в Twitter
  • Rolling Stone Вконтакте
  • Rolling Stone в FaceBook
  • Rolling Stone в Одноклассниках
  • Rolling Stone в Instagram

Роб Хаскинс — «Джон Кейдж»

11 Декабря 2016 | Автор текста: Андрей Бухарин
ROLLING STONE:
Роб Хаскинс — «Джон Кейдж»

Джон Кейдж


© John Cage Trust, Ad Marginem

В изящной серии культового издательства, получившей название «Критические биографии», — эти волшебно изданные маленькие книжки в мягких обложках так уютно повсюду носить с собой в кармане, — вслед за Эйзенштейном и Ги Дебором настала очередь Кейджа, американского композитора, чье эпохальное произведение 1952 года «4'33"» (4 минуты и 33 секунды тишины, когда музыканты не издают ни одного звука) можно смело поставить в один ряд по значению с «Черным квадратом» Малевича и «Фонтаном» Марселя Дюшана.

Нелюбимый ученик Шенберга, он всю жизнь разрывался между музыкой, литературой, философией и визуальными искусствами, тем самым оказав очень широкое влияние на культуру второй половины ХХ века. Будучи всегда неприемлемой фигурой для узкого мирка институциализированного авангарда, он до конца жизни (умер в 1992 году) оставался неисправимым авангардистом и предвосхитил многое в современной поп-культуре.

В молодости Кейдж стал известен своими работами для ударных инструментов, что в те времена было редкостью, — а барабаны это и есть то самое, на чем стоит вся современная популярная музыка. Придуманный им новый способ создания музыки — путем «случайных действий» — стал предтечей алеаторики. Убежденный дзен-буддист (еще до хипповой моды на Восток) он выстраивал музыкальные произведения, руководствуясь «Книгой перемен». Испытывал горячий интерес к электронной музыке и мечтал о создании ее экспериментальной лаборатории. С 1983 года начал пользоваться компьютером для создания музыки, и лет за 20 до появления первого смартфона говорил: «Скоро каждый, неважно, музыкант он или не музыкант, будет ходить с компьютером в кармане».

В целом Кейдж сильно расширил границы того, что может считаться музыкой и многое сделал для освобождения звуков от тирании композитора. Разве не о современном положении музыкальных дел было им сказано: «Нужно развеять убеждение, что в музыке есть мейнстрим, — скорее мы в ситуации, которая может сравниться с дельтой реки, или с полем, или с океаном, где есть бесчисленное множество возможностей».

Данная книга — не беллетризованная биография, где упор делается на жизнь героя, какими бы красочными деталями она не отличалась бы (вроде страстного изучения композитором грибов), а исследование именно что его творческой и идейной эволюции. Хаскинс настойчиво пытается доказать важность именно музыкального наследия Кейджа, к которому у многих сохраняется скептическое отношение, — в противовес распространенному мнению о преобладающем значении композитора как изобретателя и теоретика. Так что минус (или, наоборот, плюс, — с какой стороны посмотреть) книги об этой восхитительной личности состоит в том, что ее автор, сам пианист и университетский профессор музыки, явно не блещет журналистскими талантами — написана она очень сухо и предназначена больше аналогичным специалистами, чем широкой публике.

«Джон Кейдж»

Книга доступна для приобретения на сайте издательства 

ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ
ВИДЕО ДНЯ ТРЕК ДНЯ
Материалы партнеров
Интересно